Снежная слепота, отравление печенью полярных животных, глистные инвазии, профилактика и лечение заболеваний.

Пожалуй, ни одна арктическая экспедиция прошлого не обходится без упоминания о снежной слепоте. Описание ее симптомов мы находим в дневниках Е.Кэна (1866) и Ю.Пайера (1935), Д.Де-Лонга (1936), Ф.Врангеля (1948) и многих других. Снежная слепота не только доставляла много страданий арктическим путешественникам, но и бывала причиной неудач целых экспедиций. 

Снежная слепота, отравление печенью полярных животных, глистные инвазии, профилактика и лечение заболеваний.

Один из отрядов Великой Северной экспедиции, под руководством Дмитрия Стерлегова достигший 22 марта 1740 года западных берегов Таймыра, не мог продвигаться дальше из-за снежной слепоты, поразившей всех ее участников. Такая же беда постигла отряд Дмитрия Лаптева.

Снежная слепота, отравление печенью полярных животных, глистные инвазии, профилактика и лечение заболеваний

И в наше время участники экспедиций в Центральную Арктику не раз страдали от этого заболевания. Снежная слепота, или снежная офтальмия — это своеобразный ожог конъюнктивы и роговой оболочки глаза ультрафиолетовыми лучами солнца, отраженными от снежных кристаллов. Особенно часто снежная слепота возникает весной, в период «сияния снегов», когда отражательная способность снежного покрова возрастает. Сначала вы перестаете различать разности уровней поверхностей, затем в глазах появляется ощущение, словно под веки попал мелкий песок.

К вечеру снежная слепота и рези становятся нестерпимыми. Глаза воспаляются, веки отекают, и человек по-настоящему слепнет, становясь удивительно беспомощным. Чем только не лечилась в прошлом снежная слепота : компрессами, спиртовой настойкой опия, даже нюхательным табаком. Во время высокоширотных экспедиций мы успешно применяли 10 — 20% раствор альбуцида, закапывая его ежедневно по 1 — 2 капли в каждый глаз. Для лечения офтальмии используются также растворы 0,25%-ного сернокислого цинка, 1%-ного раствора протаргола.

Однако в условиях автономного существования, когда медикаментозные препараты отсутствуют, самым надежным средством оказывается темнота. Одного-двух дней пребывания в убежище или в темной, светонепроницаемой повязке оказывается достаточно для полного излечения. Чтобы облегчить боль, можно использовать холодные примочки. Весьма важно помнить, что снежная слепота не дает иммунитета и при неосторожности все может повториться столько раз, сколько раз человек отнесется пренебрежительно к правилу носить очки-светофильтры.

После излечения он еще долго остается предрасположенным к этому снежной слепоте. Как это ни парадоксально, но в облачный день опасность заболеть снежной офтальмией значительно выше, чем в солнечный. Разгадка состоит в том, что в облачный день из-за рассеянного света все вокруг становится одинаково белым: и небо, и снег, и лед. Бугры и снежные уступы, даже крупные, не отбрасывают теней и становятся неразличимыми. Чтобы не налететь на препятствие или не угодить в яму, приходится до предела напрягать зрение. Тем самым глаз лишается природного защитного механизма, который при ярком солнце ограничивает попадание в него отраженного ультрафиолета.

В прошлом для защиты глаз принимались самые разнообразные меры. Так, участники экспедиции Ф. П. Врангеля завешивали глаза черным крепом, спутники капитана Д. Де-Лонга использовали сетки из конского волоса. Р. Пири применял куски меха, Ф. Нансен и его товарищи при переходе через Гренландию пользовались красными и синими шелковыми вуалями. Р.Амундсен и его спутники во время санного похода к Южному полюсу защищали глаза кожаными повязками с узкими щелями. Северные народы — эскимосы, ненцы, чукчи и др. — нередко использовали для этой цели деревянные или костяные пластинки с прорезями. Наиболее верное средство предупреждения снежной слепоты — очки-светофильтры. Правда, мнения специалистов о цвете стекол расходятся.

Возможно, это объясняется тем, насколько стекла того или иного цвета позволяли работать, передвигаться, вести наблюдения. Например, Р.Амундсен считал лучшим цветом стекол желтый. Большинство исследователей Арктики и Антарктики отдают предпочтение очкам дымчатого цвета. Дымчатые очки имеют существенное преимущество: уменьшая яркость освещения, они не изменяют восприятия окружающих предметов. При отсутствии очков их можно сделать в виде полосок из любого светонепроницаемого материала — брезента, проявленной фотопленки и даже из костяных и деревянных пластинок, в которых прорезаются тонкие щели или точечные отверстия.

Отравление печенью полярных животных.

Среди болезней, встречающихся в Арктике, особое место занимает своеобразное отравление, возникающее при употреблении в пищу печени белого медведя. Первые сведения об этом заболевании относятся к XVI в. О нем упоминают Е. Кэн (1866) и Ю. Пайер (1935), Д.Де-Лонг (1936), А. Норденшельд (1936) и другие полярные исследователи.

«Могу сказать по моему опыту,- читаем мы в дневнике штурмана В. И. Альбанова (1926), — что печень белого медведя вредна. У всех так сильно болит голова, что можно подумать, что мы угорели и даже хуже. Кроме того, у меня во всем теле сильная ломота, и у многих расстройство желудка».

Врач полярной экспедиции на Землю Франца-Иосифа в 1884 — 1897 гг. Кетлиц отмечал те же симптомы — головную боль и бессонницу у лиц, поевших медвежью печень, а у тех, кто съел ее в большем количестве, даже тошноту и рвоту. Такое состояние продолжалось у них 7-8 часов а бессонница проходила через сутки. Аналогичные явления наблюдались у людей, употреблявших в пищу печень тюленя. В мае 1961 года группа моряков получила на обед по 150 — 200 г обжаренной и проваренной в соусе тюленьей печени. Первые признаки — тошнота, головные боли — появились через 5 часов. К ним присоединились озноб, чувство жара во всем теле, головокружение, светобоязнь, болезненность при движении глазными яблоками, а у некоторых — многократно повторявшаяся рвота.

Через 24 — 72 часа острые явления стали постепенно стихать и у всех больных появилось пластинчатое шелушение кожи, начиная с лица, затем на туловище и конечностях. Заболевание с подобными симптомами наблюдалось у людей, использовавших в пищу печень кита, моржа, акулы, морского зайца. Многие врачи и исследователи отмечали, что тяжесть интоксикации стоит в прямой связи с количеством съеденной печени и протекает с рядом характерных симптомов. Так, через полтора-три часа после приема пищи обычно появляется головная боль, сопровождающаяся явлениями пищевого отравления: тошнотой, рвотой, поносом, сильными резями в желудке и кишечнике. Температура подскакивает до 39 -40 градусов. Больные жалуются на одышку, сердцебиение.

Примерно через 36-72 часа кожа начинает обильно шелушиться и отходит целыми пластами. Впрочем, заболевание быстро идет на убыль, и на второй — третий день наступает выздоровление. Причина этой странной болезни долгое время оставалась загадкой. Правда, известный русский врач и полярный исследователь А. А. Бунге еще в 1901 году высказал предположение, что виновник ее — витамин А, который, вероятно, в чрезмерно большом количестве содержится в медвежьей печени. В последующие годы эта догадка полностью подтвердилась.

Химический анализ экстрактов из медвежьей печени показал, что в одном грамме ее содержится до 20 тыс. ME ретинола — витамина А. Поскольку для удовлетворения насущных потребностей организма необходимо всего 3300 — 7800 ME витамина А, т. е. 1,0-2,5 миллиграмма, человек, «одолевший» двухсот-трехсотграммовую порцию медвежьей печени, вместе с ней получит одномоментно гигантскую дозу витамина А, в 4 — 6 млн. ME, которая превышает норму в сто с лишним раз. Не мудрено, что этого количества более чем достаточно, чтобы вызвать тяжелое отравление. Экспериментальными исследованиями, проведенными в середине пятидесятых годов, было окончательно установлено, что загадочное заболевание, возникающее при использовании в пищу печени некоторых морских млекопитающих и рыб, не что иное, как гипервитаминоз А.

Глистные инвазии.

Нередко у полярников, употребляющих в пищу сырое мясо белых медведей, нерпы, арктических рыб, возникали заболевания, вызванные попавшими в желудочно-кишечный тракт гельминтами, главным образом двумя их видами: широким лентецом (Diphillobotrium latum) и трихинами (Trichinella spiralis). Это объяснялось высоким процентом зараженности полярных млекопитающих и рыб гельминтами. К числу особо тяжелых недугов относится поражение трихинами — трихинеллез. После относительно продолжительного, 10-20 дней, инкубационного периода у человека появляются резкие боли в мышцах конечностей, туловища, в глазных яблоках. Температура повышается до 40 градусов.

Быстро развиваются отеки конечностей. Нередко кожа покрывается сыпью. Заболевание протекает длительно, на фоне либо постоянной бессонницы, либо сильной сонливости, с трудом поддается лечению, и, хотя исход обычно благоприятен, нередко наблюдаются тяжелые осложнения в виде менингоэнцефа-литов и тромбоза артерий. Лечение инвазий длительно и достаточно сложно, но их легко избежать, отказавшись от употребления в пищу сырого мяса, особенно замороженного, называемого строганиной, которое считается в Арктике своеобразным деликатесом. Чтобы обезопасить себя от заражения гельминтами, мясо полярных животных рекомендуется нарезать ломтями не толще 2,5 см и тщательно проваривать в течение 2,5 — 3 часов.

По материалам книги «Человек в экстремальных условиях природной среды».
В.Г. Волович.

Другие статьи схожей тематики :